имени С.В. Маракова

Гордость России с острова Беринга
19 Июн — 2020
Гордость России с острова Беринга

Сегодняшний день завершается великолепным сюрпризом. Сайт PrideRussia.ru опубликовал материал о заместителе директора по науке заповедника "Командорский" Евгении Мамаеве. Рады, что нам посчастливовлось работать с этим увлеченным ученым и человеком, всем сердецем любящим Командорские острова. Читайте новый материал из рубрики "Хорошее дело":

"Заместитель директора по науке заповедника «Командорский» с острова Беринга Камчатского края Евгений Мамаев более 30 лет исследует жизнь морских млекопитающих и птиц, помогая сохранить редкие виды от вымирания, разрабатывает новые методы изучения антуров. 

Любовь к жизни, борьба за неё, преданность месту рождения, забота о потомстве. Думаю, это то, чему нам стоит поучиться у братьев наших меньших! Всю свою жизнь я посвятил изучению жизни млекопитающих и птиц в их привычной среде обитания, а именно в Государственном природном биосферном заповеднике «Командорский», самом крупном морском заповеднике России с уникальной флорой и фауной. Правда, я не могу признаться, что всегда мечтал о работе именно в заповеднике, зовом души для меня было изучение морских млекопитающих, а работа, как говорится, сама меня нашла; впрочем, я ни капли об этом не жалею.

О мечте

Сколько себя помню, мне всегда интересно было работать в дикой природе, которая захватывала всё воображение и мечты. Кроме как биологом, никем себя и не представлял. Поэтому уже в детстве я много читал именно «природной» литературы. В семье поощряли мои увлечения, только благодаря пониманию и поддержке родителей я стал тем, кто я есть. Вступив на путь познания дикой природы еще в четыре года, я до сих пор по нему иду. Отец помогал мне переворачивать тяжёлые камни, под которыми я искал жуков и прочих необычных созданий, так у меня рос интерес к биологии. Не всем родителям удается разглядеть в своих детях ту самую ниточку, которая впоследствии может стать их главной дорогой жизни, что-то вовремя подсказать, где-то направить. У моих это получилось, за что я им очень благодарен.

Я родился в Кировской области. После окончания школы поступил в Кировский сельскохозяйственный институт на факультет охотоведения, а потом как обладатель красного диплома в 1990 году по специальности «биология» мог сам выбрать место своей работы. Никаких сомнений в выборе у меня не было: полетел на Камчатку, где годом ранее проходил полугодовую преддипломную практику. Влюбился я в нее еще будучи студентом, когда проходил практику: эти суровые места, вулканы, океан, туманы и ветра, удивительный и уникальный животный мир. Все это и сейчас вызывает в моей душе волнение и некий азарт, азарт ученого и биолога-романтика.

Морской мониторинг

Об островах

В далеком мае 1991 года я был в составе научной экспедиции на судне «Вулканолог», название которого говорит само за себя. Программа нашей экспедиции состояла в исследовании вулканической активности, в том числе в районе Командорских островов. Моя непосредственная задача заключалась в наблюдении за морскими млекопитающими и птицами, то есть во время движения судна я фиксировал и записывал в журнал заметки обо всех встречах с ними, будь то киты, ластоногие, различные виды чаек, топорки и т.п. Несколько дней нам пришлось стоять в акватории Командоров. Так я впервые увидел эти далёкие острова, затерявшиеся в бескрайних просторах Тихого океана.

Остров Медный входит в состав Командорских островов, на мой взгляд, именно здесь, на юге острова, расположено самое красивое лежбище сивучей в мире. Он гористый, с широким каменистым пляжем, где размножаются морские котики. А рядом, в водах, можно встретить различные виды китов. Они как инопланетные существа: таинственные, малопонятные, огромные и очень красивые. Красота их необычна для людей, привыкших видеть зайцев, лисиц, медведей. Это самые огромные живые создания на нашей планете. Они живое чудо! С первых же дней я понял, что это мой остров, что тут я себя прекрасно чувствую, тут чистый фон, и ни геомагнитные бури, ни инфразвук меня больше не беспокоят. Только заканчивался полевой сезон в конце августа – начале сентября, я уезжал на материк, но меня сразу магнитом тянуло обратно. Сердце щемило, и через месяц начинался зуд такой: вернуться бы обратно, пройтись по этим тропам, лежбищам. Обрывистые берега, занесённые снегом, серое небо с низкими тучами и пронизывающий ветер – всё это каким-то чудным образом заманило меня. И я каждый год по 2-3 месяца стал проводить там, изучая этот суровый, но прекрасный мир. Просто полюбил его настолько, что не смог жить без Медного, 19 полевых сезонов я посвятил ему. И сегодня в архиве заповедника «Командорский» хранится немало моих научных работ и наблюдений.

Потом жизнь занесла меня на второй остров этой группы – остров Беринга, где я сейчас и живу, являясь сотрудником заповедника. Северная природа какая-то особенная. Даже не могу сформулировать, что в ней такого притягательного. Для меня она дикая, первозданная, такая, каким был весь наш мир, наша планета миллионы лет назад. На Командорах это рвущиеся ввысь крутые скалы, каменистые гольцы со скупой растительностью. Север – это то, что невозможно охватить разумом. Не знаю, что сюда привлекает учёных. Для кого-то это просто лаборатория, где можно набрать научный материал, написать диссертацию, статью. Для меня это моя жизнь.


О животных

Интересных случаев из жизни диких животных огромное количество, пожалуй, обо всех невозможно рассказать. Но есть несколько, которые запомнились. Так, например, встречались особо любознательные животные: работая на юго-восточном лежбище много сезонов подряд, я узнавал всех сивучей в лицо. Мне регулярно приходилось проходить над лежбищем по узкой тропе прямо над ними. Один секач по имени Лось практически всегда наблюдал за мной, когда я с виртуозностью эквилибриста карабкался по скальной стенке. Он поднимал голову, смотрел на меня и негромко рычал, но не устраивал панику на лежбище. Думаю, что он тоже меня узнавал.

Были встречи и более экстремальные, опасные для жизни. Вероятно, от этого не убережёшься, работая с дикими животными в их естественной среде обитания. Бросались на меня и кусали северные морские котики во время учётных работ на лежбищах. Выпрыгивали из воды рядом с лодкой горбатые киты. А однажды котики, испуганные косатками, прокусили борта нашей надувной лодки в километре от берега. Пришлось прекращать работу в море и срочно возвращаться на полуспущенной лодке домой. К счастью, всё обошлось, а лодку мы потом ещё неделю клеили.

Я занимаюсь изучением не только млекопитающих, но и птиц, а также наземных обитателей Командорских островов: песцов, северных оленей.

У каждого вида можно найти что-то особенное. Вот песцы, например, попали на острова не менее 70 тысяч лет назад и с тех пор живут здесь в отрыве от своих материковых сородичей. Секачи сивуча занимают одни и те же индивидуальные участки на лежбище до семи лет подряд. Как они их помнят? А представьте, что кашалоты из года в год приходят кормиться в одни и те же места у берегов островов, в точку километр на километр! Как в огромном, бескрайнем океане они находят эти места? А тонкоклювые буревестники появляются на свет на берегах далёкой Тасмании и каждый год летают кормиться к берегам Командорских островов!

 Антур

Об антурах

Антур – это редкий подвид обыкновенного настоящего тюленя, занесенный в Красную книгу. В отличие от котиков и сивучей, у него передние лапы-ласты короткие и животное не может подниматься на них, чтобы передвигаться. Антур использует свое тело для движения подобно гусенице, наблюдать за ними очень интересно. На наших Командорских островах обитает половина российских антуров. Изучать это редкое животное стали давно, еще в 50-х годах прошлого столетия, но так как оно никогда не имело промыслового значения, то и данных о нем мало и они очень скудные.

Мы поставили себе задачу пополнить эти сведения и помочь сохранить это красно-книжное чудо. Для начала нужно было зафиксировать, сколько появляется на свет щенков в год, узнать, стабильна ли численность, уменьшается она или растет, а если меняется, то с чем это связано. До этого численность подсчитать было практически невозможно: вплотную приближаться нельзя, а подсчет с лодки с дальнего расстояния не мог дать результатов потому, что антуры лежат на рифах, часто друг за другом, их просто можно не увидеть. Сейчас же благодаря современным технологиям эту задачу удалось решить. Мы стали использовать летательные аппараты: квадрокоптеры (дроны). А с осени прошлого, 2019, года занялись спутниковым мечением. Выходили с командой в прибрежную зону, отлавливали антуров, ставили спутниковые метки: они передают нам сигнал, и мы можем отследить полностью весь путь, проделанный животным. Это даст нам более полную картину об образе жизни этих ластоногих и, надеюсь, поможет уберечь их от исчезновения.

Кроме установок спутниковых меток, мы без причинения вреда брали образцы шерсти и другие биоматериалы, чтобы изучить не только здоровье животного, но и получить ряд показателей, в том числе об уровне загрязнения окружающих вод и Мирового океана в целом. Таким образом, мы решаем сразу несколько передовых задач. Конечно, это не только научный труд, но и серьезная, тяжелая физическая работа. Одному мне бы никогда не справиться. Ведь взрослое животное может весом доходить до 150 кг, и чтобы его поймать, бережно провести все необходимые работы, нужна не одна пара крепких мужских рук. У нас очень дружная и слаженная команда, с которой уже пройдено многое.

Все эти исследования проводятся в рамках государственного задания нашего заповедника на бюджетные средства, других спонсоров, которые могли бы ускорить процесс изучения редких животных, у нас нет. Поэтому в этом году мы хотим обратиться во Всемирный фонд дикой природы за помощью, надеемся на отклик, тогда возможности исследований антура возрастут.

Антур 2

 

О быте

Когда живешь здесь в таких аскетичных условиях, понимаешь, что человеку многого-то и не надо. Достаточно куска хлеба, заварки, сахара, соли, крупы. Мы же, когда живем в полях, обходимся минимумом продуктов. Иногда хочется шоколадку, пирожное, каких-то изысков. Уезжаешь в отпуск, объедаешься, и снова начинает тянуть туда, где этого нет.

Любовь к этим местам иногда не каждому дано понять. Но тот, кто влюбился в них, уже позабыть не может. Для меня это больше, чем любовь, это моя стихия, моя жизнь, мои мечты, мои планы. Заповедник – это мой дом, а его коллектив – моя семья: на данный момент я не женат, но у меня есть три дочери. Сегодня, как и всегда, в нашу команду требуются молодые энергичные специалисты: морские биологи, ботаники, инспекторы, и двери «Командорского» открыты для людей с горячим сердцем. Именно с горячим, потому что только с таким можно спокойно принять все бытовые сложности, которые всегда встают перед новичками. Для меня все условия быта и работы уже привычны, а молодежь порой побаивается. От соискателей трудности мы не прячем, но когда у человека есть большой интерес и желание работать, все они уходят в сторону.

На одном из кордонов уже стоит спутниковая тарелка, проведен Интернет, оборудована автономная система энергоснабжения. Вполне может приехать семейная пара, вести хозяйство и жить. Мы заключаем контракты на два года, в этом случае сотрудники успевают отработать те затраты, которые несет заповедник на переезд. Через нас прошло много людей, которым казалось, что им подходят Командоры, но, оказавшись на месте, они понимают, что здесь не так просто. Хотя климат у нас не настолько суровый, как, например, на острове Врангеля, где пурги, вьюги, бураны бесконечные и полярная ночь. Зима у нас мягкая, не морозная, можно сказать, европейская, хотя и снежная. Тем не менее надо очень любить эти места и свое дело, тогда никакие трудности не будут помехой.


О планах и главном

Все мои мечты и планы так или иначе сводятся к дикой природе и исследованиям. Если пофантазировать, то мне бы хотелось изучить всю природу Командорских островов, что в принципе невозможно успеть за жизнь. Но шаг за шагом я с детских лет иду к своей мечте, изучая животный мир. Ведь все знания не пришли ко мне разом, все очень постепенно. Я изучаю жизнь млекопитающих и наблюдаю за поведением горбатых китов, кашалотов, косаток, сивучей, морских котиков, антуров, а так же песцов, северных оленей, морских птиц, и многих других обитателей акватории и суши наших островов. При каждом удобном случае фотографирую. Кроме того, я закончил аспирантуру МГУ имени М.В.Ломоносова, стал кандидатом биологических наук. И мне не хочется делать паузы или останавливаться на том, что уже сделано.

Метка

 

Работа ученого многогранна: это не только написание научных диссертаций, отчетов и ведение журналов, но и непосредственная, живая деятельность с погружением в удивительный мир, порой рискованная и опасная, полная приключений, историй и творческих воплощений.

Вообще, вся жизнь любого человека, какую бы он профессию ни имел, это шаги в неведомое, совершаемые рутинно. Нет исключительно творческих профессий. Вот у певца, к примеру, исполнение песни – это творчество, а когда идёт концерт за концертом – рутина, конвейер. Каждая операция у хирурга сама по себе творчество, но за год их набирается очень много. Труд учёного тоже встраивается в эту схему. Учёные – люди-первооткрыватели, которые первыми узнают что-то об окружающем мире, а потом доносят это знание остальным. Процесс познания достаточно однообразен, особенно в наш век всепоглощающей статистики и математизации знания. Чтобы сделать открытие, приходится из раза в раз ставить одни и те же опыты, проводить одни и те же эксперименты, десятки раз выезжать на полевые исследования в одни и те же места. Всё это ради того, чтобы собрать, как выражаются специалисты, статистически достоверные данные. Но эти данные могут помочь спасти жизни многих живых существ на нашей планете. И немалую роль в этом деле играет кропотливая, но невероятно романтичная работа сотрудников нашего заповедника".

Подробнее об источнике в соц.сетях

Яндек.Дзен

Twitter

Instagram

Facebook

Вконтакте

Одноклассники

 

 

О переводе заповедника в национальный парк

О переводе заповедника в национальный парк

Заповедная Россия

Заповедная Россия

Экопросветителям/учителям

Экопросветителям/учителям

Галерея

Галерея

Вестник

Вестник

Берингиец

Берингиец