Памяти капитан-командора Витуса Беринга
23 Дек — 2016
Памяти капитан-командора Витуса Беринга

8 декабря 2016 года по старому стилю (19-го по современному календарю) исполнилось 275 лет со дня трагической кончины знаменитого российского мореплавателя Витуса Йонассена Беринга (1681 – 1741) – первооткрывателя Командорских островов.

Витус родился в небольшом датском городке Хорсенс. Его матерью была Анна Беринг, а отцом – Йонас Свендсен из Хальмстада. Помимо общих детей Йонас воспитывал сына и дочь от первого брака. Судьба сводного брата Свенда складывалась непросто – он отбывал наказание в Южной Индии, поэтому Витус взял фамильное имя матери. Созданный в 1730-х годах. герб мореплавателя по древней семейной традиции обыгрывал его в форме ребуса: окончание слова символизировало кольцо («ring»), но вместо скандинавской горы («bjerg») на нем уже красовался русский медведь («bӓr»). Беринг не просто жил и служил в России, он стал ее частью, а она – его судьбой. Простые люди знали его как Иван Иваныча.

Беринг окончил Амстердамский морской кадетский корпус в 1703 году и уже через год, после похода в Ост-Индию, в чине подпоручика поступил на службу в Российский флот. С этого момента и до последнего вздоха он верой и правдой служил нашему отечеству. В 1705-1723 годах он был на Азове и Балтике: командовал шнявой «Мункер», участвовал в войне с Турцией, нес дозорную службу, перегонял в Ревель военные корабли. В 1716 году командовал «Перлом», в 1719 году – «Салафаилом», а с 1723 года был назначен командиром одного из крупнейших российских кораблей – «Лесное».

В декабре 1724 году Петр I утвердил капитана I ранга Витуса Беринга начальником Первой Камчатской экспедиции. За два года морского похода была произведена съемка более 3 500 км побережья моря, позже получившего название Берингово. Но поставленная задача была выполнена лишь частично – бот «Св. Гавриил» прошел через пролив в Чукотское море, тем самым доказав, что азиатское и североамериканское побережья не соединяются. Однако из-за сильного тумана американский берег так и не был обнаружен. В связи с этим Беринг предложил дальнейший, более масштабный план исследования северно-восточной части Азиатского континента, включавший стратегически важный для России поход к Японским островам и Северной Америке.

В 1733 году Витус был назначен начальником Второй Камчатской экспедиции, за грандиозность масштаба получившей впоследствии название Великой Северной. За десять с лишним лет работы отряды нанесли на карту северное и восточное побережья России, обследовали внутренние районы Сибири и разведали пути в Америку и Японию. Сделанные открытия имели не только академическое значение – была налажена регулярная почтовая связь с Охотском, Якутском, Иркутском, Тюменью, проложены новые торговые маршруты.

Схема Второй Камчатской экспедиции

Схема Второй Камчатской экспедиции; указан путь корабля "Святой Петр", которым командовал Витус Беринг

Жизненный путь Витуса Беринга оборвался на лежащем напротив Камчатки необитаемом острове, сегодня носящем его имя. Это случилось в конце 1741 года на обратном пути от берегов Аляски. Увидев долгожданную землю, обессилевшая оциножившая команда поднималась на палубу, чтобы скорее на нее взглянуть. Но больной капитан-командор совсем не повеселел. Офицеры достали план Авачи. И вот уже в туманных контурах узнавались Исопа, мыс Шипунский, вход в Авачинскую гавань и даже маяк. Но как опытный мореход Беринг догадывался, что это не Камчатка, а всего лишь один из островов. И все же он не спешил разочаровывать команду – эта теплящаяся надежда поддерживала дух изможденных людей, разрушить ее было – все равно что обречь их на верную смерть.

Вынужденная зимовка выдалась непростой. Первые месяцы унесли жизни 20 членов экипажа, среди них оказался и сам капитан-командор. Смерть пришла 8 де­кабря, за два часа до рассвета. Беринг был немолод, тяжело болен и сильно изможден постоянными неурядицами и распрями последних десяти лет жизни. Участник похода, натуралист и одновременно судовой врач Георг Стеллер считал, что он умер «скорее от голода, холода, жажды, паразитов и горя, чем от болезни». И все же, как ни больно было наблюдать уход командира, нельзя было не отметить, что «его самообладание, серьезные приготовления к смерти и сам его избавительный конец, который наступил, пока он еще полностью владел разумом и речью, достойны восхи­щения».

Беринг был человеком глубоко верующим, и эта вера придавала ему силы и наделяла удивительным человеколюбием. Несмотря на трудности, боль и лишения он чувствовал себя обязанным завершить доверенное ему Петром дело. Командор умер в холодной, продуваемой всеми ветрами яме с натянутой вместо крыши парусиной, и все же он был счастлив, поскольку успел выполнить свой долг перед людьми и Богом.

О переводе заповедника в национальный парк

О переводе заповедника в национальный парк

Заповедная Россия

Заповедная Россия

Экопросветителям/учителям

Экопросветителям/учителям

Галерея

Галерея

Вестник

Вестник

Берингиец

Берингиец